Вищий адміністративний суд України
Про ВАСУ
Пленум ВАСУ
Cудова практика
НКР при ВАСУ
Система адміністративних судів
Суддівське самоврядування
Законодавство
Міжнародно-правове співробітництво
Відомості з декларацій
ІНФОРМАЦІЯ щодо реалізації Закону України "Про очищення влади"
Видавнича діяльність
Вакансії
Інформація про державний бюджет
Запобігання і протидія корупції
База правових позицій

Апарати вищих спеціалізованих судів повинні бути збережені, - заступник Голови ВАСУ Михайло Смокович

Якщо спочатку буде сформовано лише суддівський корпус Верховного Суду, а згодом вирішуватиметься питання з апаратами, то здійснювати судочинство Верховний Суд зможе, у кращому разі, місяців через три-чотири

Огляд ЗМІ. Не відновивши довіру до суду, ми втратимо державу - суддя у відставці Михайло Цуркан

ЮРЛІГА поспілкувалась із кандидатом у члени Вищої ради правосуддя

Пленум ВАСУ ухвалив ряд постанов, зокрема, про внесення змін до КАСУ щодо свободи мирних зібрань

Постанову «Про внесення змін до Кодексу адміністративного судочинства України щодо свободи мирних зібрань», яку направлено до Ради з питань судової реформи

Інформаційний бюлетень щодо тримання мігрантів під вартою

Переклад на українську здійснено Представництвом Міжнародної організації з міграції в Україні на запит Вищого адміністративного суду України

"Судебно-юридическая газета" №46 (314) 30.11.2015 стр. 13


Административная юстиция в вопросе дискреционных полномочий


"Судебно-юридическая газета" №46 (314) 30.11.2015 стр. 13

Недавно состоялось заседание Научно-консультативного совета при Высшем административном суде Украины. Судьи и научно-юридическое сообщество обсудили дискреционные полномочия органов исполнительной власти и местного самоуправления в аспекте избрания способа защиты нарушенного права лица и выполнения решений административных судов.

Заместитель председателя ВАСУ Михаил Смокович выделил несколько факторов, обусловливающих актуальность этого вопроса:

  • неоднозначность, а иногда и противоположность в понимании терминов «дискреция», «дискреционные полномочия», что приводит к разному видению сущности компетенции суда по осуществлению судебного контроля в сфере публично-правовых отношений;
  • отсутствие законодательного регулирования понятия и границ дискреции властных субъектов, которое порождает проблему их согласования с демократическими правовыми принципами, в первую очередь, – принципом верховенства права;
  • надлежащая судебная защита прав, свобод и интересов человека и реальное восстановление нарушенных прав усложняются распространенной сегодня практикой ссылки на дискреционные полномочия властных субъектов, что приводит, по сути, к невыполнению задачи административного судопроизводства;
  • наличие дискреционных полномочий у властных субъектов относится к коррупционным факторам, что также следует учитывать при осуществлении административного судопроизводства.

Что такое дискреция

Разнообразие подходов к пониманию дискреционных полномочий, их объема и границ не привело к формированию единого подхода, который мог бы поддерживаться учеными и использоваться в практической деятельности. В то же время, почти все акцентируют внимание на том, что границы дискреции определяются законом. Дискреционные полномочия ограничиваются принципом верховенства права и прав человека. Обычно термин «дискреция» используется вместе с термином «усмотрение». Собственно, последний и определяет содержание дискреционных полномочий.

По сути, дискреция – это элемент управленческой деятельности. Она связана с властными полномочиями и их носителями – органами государственной власти и местного самоуправления, их должностными и служебными лицами. Дискрецию нельзя отождествлять только с формализованными полномочиями – она характеризуется отсутствием однозначного нормативного регулирования действий субъекта. Он не может уклоняться от реализации своей компетенции, но и не имеет права выходить за ее пределы.

Являясь феноменом нашей действительности, дискреция касается разных сфер жизнедеятельности – государственной службы, разрешительной системы, выборов, имущественных прав, предпринимательства, таможенного права и т.д. Понятно, что законы, какими бы совершенными они ни были, не могут охватить правовое регулирование абсолютно всех общественных отношений. В норме права нельзя заранее предусмотреть все жизненные ситуации, случаи и обстоятельства, так сказать, «зарегулировать все». Кроме того, существуют и оценочные понятия, и пробелы в праве, и коллизии законодательства. Однако законы должны определять основания, пределы полномочий и способы деятельности властных субъектов.

Дискреция предполагает сочетание двух элементов: волевого, который включает свободное усмотрение, и интеллектуального морально-правового, который определяет использование дискреционных полномочий со здравым смыслом. Последний предполагает не столько логический порядок действий, сколько разумную устойчивость правопорядка, мораль, общественные традиции, общепризнанные принципы и ценности, включая сугубо внутреннюю мотивацию.

Подводя итог сказанному, М. Смокович заявил, что с теоретической точки зрения дискреционные полномочия – это установленные законами права и обязанности властных субъектов, которые определяют степень самостоятельности их реализации с учетом принципа верховенства права и заключаются в применении ими административного усмотрения при совершении действий и принятии решений.

Нормативное урегулирование

Как отметил М. Смокович, на уровне законов толкования сущности дискреционных полномочий нет, однако оно содержится в подзаконных актах. Так, Министерство юстиции 23 июня 2010 года издало приказ №1385 «Об утверждении методологии проведения антикоррупционной экспертизы». В соответствии с п. 1.6 этой методологии, дискреционные полномочия – это совокупность прав и обязанностей органов государственной власти и местного самоуправления, лиц, уполномоченных на выполнение функций государства или местного самоуправления, предоставляющих возможность по собственному усмотрению полностью или частично определять вид и содержание управленческого решения, которое принимается, или возможность выбора по своему усмотрению одного из нескольких вариантов управленческих решений, предусмотренных нормативно-правовым актом или проектом. По словам эксперта, такое нормативное закрепление в целом соответствует теоретическому пониманию дискреционных полномочий, но все же нуждается в усовершенствовании и обязательном закреплении на уровне закона, а не подзаконного акта.

«Дискреционные полномочия – это объективная реальность и необходимость. Они должны существовать в демократическом обществе и правовом государстве, поэтому их абсолютное отрицание – это полная бессмыслица. Так же, как и четкое разграничение полномочий властных субъектов на дискреционные и недискреционные и его законодательное закрепление. Скорее, необходимо законодательно урегулировать общие положения, касающиеся понимания дискреции и дискреционных полномочий, их признаков и других связанных с этим вопросов, без конкретизации полномочий субъектов. Главное – определение правовых границ дискреционных полномочий, что является одним из важнейших принципов верховенства права», – резюмировал зампредседателя ВАСУ.

Европейская и национальная судебная практика

Комитет министров Совета Европы, в своих рекомендациях от 11 марта 1980 года, также дал определение дискреционных полномочий. По мнению европейских экспертов, под таковыми следует понимать полномочия, которые административный орган, принимая решение, может осуществлять с определенной свободой усмотрения, т.е. выбирать из нескольких юридически допустимых решений то, которое считает лучшим в данных обстоятельствах. Судьи, согласно этим рекомендациям, также должны иметь ограниченную свободу в непредвзятом рассмотрении дела в соответствии с законодательством и установленными фактами: они должны иметь достаточные полномочия и возможность их осуществлять для выполнения своих обязанностей, поддержания юрисдикции и соответствия суда. Однако, при этом в национальном праве должны быть средства правовой защиты от произвольного вмешательства властных субъектов в гарантированные права и свободы.

Рекомендации имеют соответствующее влияние на формирование судебной практики. Так, по данным Единого государственного реестра судебных решений, первые ссылки на этот документ появились уже в решениях 2010 года, а в настоящее время такие решения приобрели массовое распространение в административно-судебной практике – многие суды однообразно ссылаются на этот документ.

Кроме того, существует практика по этому вопросу Европейского суда по правам человека. Это решения по делам «Волохи против Украины», «Гасан и Чауш против Болгарии», «Корецкий и другие против Украины». В целом ЕСПЧ отмечает, что соответствующий закон должен достаточно четко определять границы дискреции и порядок ее реализации.

Мария Мисюра, СУДЕБНО-ЮРИДИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

 


 
 
Список справ, призначених до розгляду
Список автоматичного розподілу справ
Судовий збір
Інформація щодо стадій рощгляду судових справ
Контакти
Довідкова інформація для громадян

Судова влада України
Електроний суд
Реєстр судових рішень
ВАСУ в мережі Facebook


©2015 Вищий адміністративний суд України
лист вебмайстру